Логин: Пароль:    
         
 Регистрация | Забыли пароль?
 
 
Институт Власти
 
  Новости
  Состав Института Власти
  Дела Отделов
  Свадьбы
  Конкурс фото
  Литературный конкурс
   
Конкурсы - правила
 
  Конкурс фото - правила
  Лит конкурс - правила
   
Арты и рары
 
  Комплект конунга
  Комплект Ярла
  Комплект Северного Шамана
  Комплект Северного Колдуна
  Комплект Сев. Заклинателя
  Вещи Древних
  Комплект Арлекина
  Комплект Лицедея
  Комплект Комедианта
  Изумрудная Лавка
  Сезонные раритеты
  Комплект Боярина
  Комплект Князя
  Комплект Ведуна
  Комплект Волхва
  Вещи Ледяного Демона
  Вещи Стража Нифльхейма
  Вещи Повелителя Льдов
  Вещи Чародея Нифльхейма
  Комплект Стража Гробниц
  Комплект Монстра
  Комплект Мумии
  Комплект Малефика
  Комплект Варвара
  Комплект Героя
   
Помощь по профессиям
 
  Помощь алхимику
  Помощь ремесленнику
  Помощь лесорубу
  Помощь плотнику
  Помощь шахтеру
  Помощь повару
  Помощь сталевару
  Помощь ювелиру
  Помощь травнику
  Помощь летописцу
  Помощь доктору
  Помощь охотнику
  Помощь рыбаку
  Помощь торговцу
  Хранилище ресурсов
  Биржа ресурсов
   
Библиотека
 
  Инвентарь для охоты
  Напитки
  Еда
  NLClient
  Абилити склонностей
  Инвентарь для рыбалки, разделки рыбы. Приманки
  Рыба
  Игровые свитки и эликсиры
  Профессиональный арт-инвентарь
  Схемы городов
  Тотемы и модификаторы
  Таблица опыта
  Основные требования к образам
  Пики силы ботов
   
Магия стихий
 
  Описание заклинаний
  Комплект мага Огня
  Комплект мага Воздуха
  Комплект мага Земли
  Комплект мага Воды
   
Зельеварение
 
  Зелья
  Травы
  Инвентарь для алхимии
   


RSS-лента новостей



  Результаты предыдущих конкурсов
Назад к списку работ

Галстук, руки и любовь.

Когда девушка открывает свой собственный бар, в неё мало кто верит. Говорят: не женское это дело, управлять заведением и за стойкой пиво разливать. Говорят: ты еще слишком молода, чтоб вести бизнес. Говорят: лучше б семью завела, с годами-то не молодеешь. Но мне так не говорят. Здесь вообще не принято так говорить.

***

Я никого особо не слушала, ни когда закончила внезапно факультет кибернетики, хотя родители настаивали на филологии или истории, ни когда ушла на пять лет в армию. Мне вообще нравилось рушить стереотипы, как бы говоря миру «нет». Но вместе с тем, я никому ничего не доказывала; в этом и была суть. Живи так, как интересно тебе, не объясняй каждому встречному-поперечному свои мотивы, не пытайся убедить, что ты – лучшая. А просто бери от жизни то, что тебе взять по силам.

Нет, само собою, несколько лет я принесла в жертву стандартной офисной работе, то ли во имя семьи, которая искренне старалась желать мне лучшего (моего на то мнения не спрашивая), то ли во имя каких-то стереотипов. Но ни черта не вышло. Сбежала оттуда, прихватив звание «Лучший работник месяца», которое мне досталось просто в порядке очереди, а не за какие-то большие заслуги. С заслугами, кстати, вообще беда была. У меня их не было. В школе – обычная ученица, звезд с неба не хватающая. В университете – крепкая хорошистка. В армии – рядовой, э-э, рядовой. Ничего особенного. Вся эта честная беготня сбивала с толку. Я долгое время не могла понять самого главного: что же мне нужно от жизни? Формулировка «быть не такой как все» была настолько же глупой, насколько и бессмысленной, ибо не несла в себе хоть какой-то конкретики.

Может быть именно поэтому, когда мне стукнуло тридцать, я радостно сообщила своей семье и друзьям, что бросаю работу и уезжаю в Японию. Мама лишь покрутила пальцем у виска, отец горестно вздохнул, а старший брат, позвонив, очень долго молчал в трубку, слушая мой сбивчивый рассказ о дальнейших планах. За двадцать минут он сказал буквально несколько слов, но главное я всё же услышала: поезжай. Так сказали и мои друзья, охая и ахая. «Как же мы тут без тебя, а работа, а как же личная жизнь?». Да какая к чертям личная жизнь, если я сама не знаю, кто я такая?

Мне потребовался год и все мои сбережения, чтоб кое-как устроиться в пригороде Нагои, благо, выручало отличное знание английского. Брала заказы на перевод, убиралась в нескольких домах, по выходным ездила на курсы японского. Потихоньку, потихоньку, но жизнь моя вошла в ровную колею, а я наконец свыклась, что живу совершенно в другой стране с принципиально другим менталитетом. Свыклась с людьми, с технологиями и необычными (для нас) общественными нормами. Изредка даже ездила в синтоистский храм, просто так, постоять, подышать полной грудью.

Еще через три года, планомерно откладывая со всех заработанных денег пусть немного, но ежемесячно, выкупила старый бар в районе Тикуса, где находился один из крупнейших японских вузов – Нагойский университет. Помещение было небольшим, буквально 60 квадратов, зато с неожиданно современной кухней. Приобрела музыкальный автомат, огромную коллекцию старых пластинок, попросила друзей прислать какие-нибудь книги на русском языке (неважно, какие), закупила разнообразный алкоголь. Самым сложным было получить лицензию на ведение коммерческой деятельности и на реализацию выпивки. Но здесь меня выручило обаяние и терпение. И еще некоторая сумма денег, чтоб убедить местных чиновников в своем искреннем желании работать на благо Японии. Последним штрихом была вывеска над дверью: «Сепульки», в честь моего любимого писателя Станислава Лема.

Не могу сказать, что бар процветал, но поток клиентов постепенно наладился. Появились постоянные посетители, с которыми я могла перекинуться парой слов на ломаном японском. Даже завелись друзья: смешливая девочка Акико (хотя, какая она девочка-то в 32) и не менее смешливый парень Игорь, который приехал сюда из Белоруссии учиться. Спустя полгода я предложила им работу, чему они были искренне рады, ведь так мы могли проводить больше времени вместе, занимаясь общим делом.

***

Если бы меня спросили: ну что, хоть теперь ты нашла себя, то я бы честно ответила: я нашла себя теплым августовским вечером, когда Игорь уехал на Синкансэне в Токио, а Акико пролила граппу на пожилого японца, но так мило смеялась, что тот оставил ей двойные чаевые, хотя его белую рубашку пришлось сдавать в химчистку.

Но дело было вовсе не в моих друзьях. Просто этим вечером в мой бар зашел тот, кто изменил меня.

Высокий, стройный, с холодным пронзительным взглядом – это всё было не про него. Моя судьба выглядела как невысокий, слегка в теле японец с открытым искренним лицом. Европейцу возраст японцев определить на глаз очень сложно, поэтому я решила, что ему, как и мне, слегка за тридцать. Он присел за стойку, улыбнулся и заказал сакэ. Я кивнула и попросила Акико подогреть кувшинчик с разовой порцией.

- Вы давно здесь работаете? – обратился ко мне японец.
- Открыла бар три года назад, - ответила я, стараясь правильно выстроить слова. Поскольку с грамматикой у меня по прежнему были нелады, приходилось использовать короткие конструкции, отчего складывалось впечатление, что я – та еще штучка.
- О, надо же. Вы, простите за вопрос, переехали в Японию или же местная?
- Переехала. Пять лет здесь живу.
- Прекрасно-прекрасно, - заулыбался посетитель, затем налил немного сакэ из кувшинчика в чашечку и, подняв двумя ладонями, воскликнул «Кампай!».

В этот раз посетителей было совсем немного: парочка студентов крутилась у музыкального автомата, перебирая пластинки, несколько сарариманов тихо поглощали соба за угловым столиком. Поэтому я позволила себе продолжить разговор.
- А вы чем занимаетесь?
- Ничем интересным. Держу магазинчик по продаже фруктов, «Мидзугаси», может быть слышали?
Я аж присвистнула. Еще как слышала. «Мидзугаси» был небольшим, но абсолютно элитным маркетом, где продавались «подарочные фрукты». Дело в том, что в Японии многие сорта фруктов считаются очень дорогими десертами, подчас за один персик там придется выложить долларов сорок, не меньше. За один, мать его, персик!
- Ух ты. Слышала. У вас очень красивые фрукт.
- Фрукты, - улыбаясь, поправил меня японец. – Прошу прощения, я не представился. Меня зовут Сатоши Утияма.
- Ольга, - кивнула я в ответ.
- Ольга? Просто Ольга?
- Просто Ольга.
- Красивое имя, - подмигнул Сатоши и заказал еще один кувшинчик. Как и все японцы он плохо произносил букву «л», поэтому я получалась у него Орьгой. Орьга так Орьга, почему бы и нет.

Мы проговорили (хотя это громко сказано, учитывая мой японский) весь вечер. Сатоши рассказывал о своей семье: строгом отце, любящей матери, безалаберных младших братьях («их четверо – как персиков в упаковке»). Много рассказывал про работу и японские традиции дарения подарков. Я слушала его, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Удивительно, насколько может очаровать человек, пусть даже с такой абсолютно незапоминающейся и не особо интересной внешностью.

Когда Сатоши ушел, я вдруг поймала себя на мысли, что совершенно не помню его лица. Лишь смешной галстук, на котором ананасы, вооруженные ножами, гнались за сливами. Это, кстати, было очень смело, ведь японцы очень трепетно относятся к повседневному гардеробу. И если уж ты стал владельцем магазина, то будь добр носить костюмы и галстук в тон. Но Сатоши явно не переживал об этом.

*** В следующий раз он пришел спустя полторы недели. Точно так же сел за стойку, точно так же заказал саке. Только теперь он поставил передо мной небольшую корзинку, в которой лежали фрукты. Розово-красные, почти рубиновые персики, мускатная дынька, от благоухания которой хотелось лечь и умереть, желтые яблоки с точечками, словно вручную нарисованными на равноудаленных расстояниях.

- Ольга, это вам, комплимент от заведения заведению. – Сатоши встал, поднял корзинку и вытянул руки перед собой. Я покраснела, но корзинку всё же взяла. Наши руки соприкоснулись, и ощущение это было… необычным. Словно что-то пришло неожиданно на ум, словно что-то вспомнилось. Что-то связанно с теплом и уютом. Естественно, все эти чувства никак на моем лице не отразились, тем более, что я поклонилась в ответ, тем самым и уважив подарок, и скрыв смущение.

- Спасибо, Сатоши. Мы очень ценим ваш подарок. Я позову потом Акико и Игоря, чтоб разделить его с вами.
- Это очень мудро и правильно, Ольга. Вы конечно имеете полное право съесть эти фрукты даже в гордом одиночестве, никто вам ничего не скажет. Но пригласить и своих сотрудников, и меня, чтоб разделить подарок – это очень по-японски. Впрочем, тут я вынужден отказаться, Сегодня я совсем ненадолго.
- Почему?
Сатоши опять улыбнулся.
- Сегодня вечером я уезжаю из Японии, скорее всего – навсегда.
- О… - только и произнесла я. Внутри что-то сжалось, а потом резко отпустило. – А как же ваш магазин?
- За магазин я не переживаю, им займется моя семья. «Мидзугаси» будет процветать. И, кстати, раз уж вы спросили. Возьмите, - он протянул мне небольшую карточку из пластика. – Это скидочная карта для наших лучших клиентов. Если вдруг вам захочется свежих персиков – вовсе необязательно платить за них втридорога.

Я еще раз поклонилась и внимательно посмотрела на Сатоши. На нём был всё тот же галстук с вооруженными ананасами и убегающими сливами.

- Скажите, Сатоши, когда человек бросает всё и уезжает. Это значит, что у него не получилось ничего?
- Мне кажется, это значит, что он что-то потерял и хочет снова обрести. Знаете, в моей семьей часто вспоминают одну японскую поговорку: «Если ручей больше не поёт и не зовет тебя по имени, время обернутся назад и вспомнить, как тебя зовут». У людей иногда так бывает, что им приходится отказаться буквально от всего, что они сделали и чего добились, отказаться от привычного уюта и комфорта. Но внутренне они не чувствуют ничего, кроме легкой тоски, ведь это всё им и не принадлежало. Когда не знаешь, кто ты есть – какая разница, чем ты владеешь?
- Поэтому вы улыбались, когда сказали, что уехаете?
- Что уезжаю. Да, верно. Я люблю свой магазин, но по-настоящему не верил в него и не интересовался. Делал то, что необходимо, чтоб получалось то, что нужно. И всё же, чувствую, моя судьба лежит совсем в других землях. Как и ваша, Ольга. Правда? Неважно, где я буду и когда. Важно лишь, что я люблю этот мир, себя и каждого в нём. Он звучит для меня так ярко и выразительно, поэтому, кажется, я буду счастлив везде. Потому что мне хочется быть в нём.
- Правда, - только и ответила я.

Сатоши выпил еще два кувшинчика, после чего начал прощаться. Я улыбнулась и сказала, что проведу его до двери.

Когда мы стояли на пороге, он внезапно взял меня за руки и тихо произнес:

- Когда ручей знает твоё имя, он будет петь песню, которую нельзя не услышать. Слушайте песню мира, Ольга, вы обязательно найдете себя, - после чего поклонился и растворился в сумерках. А я осталась стоять на пороге «Сепулек» и всё пыталась вспомнить, как же выглядел Сатоши, но ничего на ум не приходило, кроме тепла его рук и смешных галстуков.

***

Следующим вечером я закрыла бар пораньше, взяла пару бутылок красного полусухого вина, фруктовую корзинку и пригласила своих друзей на небольшой пикник. Мы вызвали такси, которое отвезло нас в небольшой парк у реки Тэмпаку. Там, устроившись неподалеку от берега, откупорили вино и заговорили о всяких глупостях. Я не рассказывала им подробно про Сатоши, лишь объяснила, что владелец магазина «Мидзугаси» был в восторге от нашего заведения, поэтому сделал такой вот «фруктовый» комплимент».

Мне было хорошо. Мягкое вино, сладкие фрукты, искренний смех Акико и веселые остроты Игоря, легкий ветерок, пронизанный ароматами нагойских садов, шум городских дорог, обрывки разговоров прохожих – всё это сплеталось в единую песню, уютную и добрую колыбельную. Удивительно, но здесь я была дома. И всё не то чтоб стало ясным, но как-то упростилось, улеглось. Искренняя любовь к тому, что я делаю, к тому, где и с кем я нахожусь, поднималась во мне. Пришло понимание: «я» - это не тот, кем тебя делают другие, «я» - это то, кем становишься среди других.

Это и была та самая песня ручья, о которой говорил Сатоши. Маленький невзрачный японец, который навсегда покинул свою родину во имя чего-то мне неизвестного.

Даже спустя десятилетия я помню его смешной галстук, его теплые руки. И главный его подарок – любовь к миру, себе и каждому. Когда всё звучит прекрасной песней и зовет тебя по имени – ты всегда откликаешься.

Для голосования необходимо авторизоваться.

 

 
 
Поиск
  Поиск по сайту ИВ:

Поиск Google по форуму NL
   
 
Таймеры
 

Текущее время
5 ч. 44 мин. 38 сек.

До следующего боя
без артефактов:
0 ч. 55 мин. 22 сек.

До турнира
за NV:
5 ч. 15 мин. 22 сек.

До смены трав
1 ч. 05 мин. 22 сек.

До торгов на бирже
2 ч. 15 мин. 22 сек.

До смены тотема:
0 ч. 15 мин. 22 сек.
   
 
Квесты
 
  Лекарство для мальчика (ОБНУЛ)
  Случайные события
  Квесты на заклинания
  Короткие квесты
  В поисках бормотухи
  Ополчение Его Величества (новичкам) (ОБНУЛ)
   
 
Квесты профессий
  Поварские квесты
  Квест на Охотника
  Квест на Лесоруба
  Квест на Доктора
  Квест на каллиграфа
  Квест на сталевара
   
 
Квесты - дейлики
  Квесты на сдачу ресурсов
  Грек. Обувь из пруда
  Квесты на опыт
   
 
Библиотека ИВ
  Проверки на чистоту (пособие)
  Отделы и ранги ИВ
  Кто такие ПВ?
  FAQ по свадьбам
  Вас долго не было в игре
   
 
Законы
  Базовые правила проекта NeverLands.ru
  Правила общения в НЛ
  Закон о торговле
  Закон об услугах
  Закон о кланах
  Положение об Идентификации Персонажа
  Термины, определения и сокращения НЛ (ТОС)
  Кодекс о правонарушениях
   
 
Все права на материалы данного сайта принадлежат NeverLands. © Copyright 2004-2018